Проект «Интервью на дому» от библиотекарей п.Черемухово. «Кукольная фея»

12+

Дорогие друзья, мы продолжаем знакомить вас с творческими людьми поселка Черемухово. Сегодня мы идем в гости к необычной мастерице. Ее увлечение - скорее не рукоделие, а собственное модельное агентство. Так можно описать хобби Людмилы Федоровны Храниловой. Она коллекционер, дизайнер, интересный мастер кукольной одежды.

 — Людмила Федоровна, расскажете немного о себе.

 Я родилась в Черемухово, родители были привезены сюда в 1942 году с занятых фашистами территорий из-под Ленинграда. Училась в школе № 13, после 8-го класса поступила в Серовский Педагогический колледж.

После окончания по направлению поехали работать в Гаринский район, которым нас пугали с первого курса – дорог нет, общения никакого нет, ехать туда никто не хотел. А мы, три подружки, сами его выбрали, потому что только там было три места. А нам, подружкам, очень не хотелось расставаться. Мне досталось место воспитателя в большой школе-интернате, через год дали класс. Отработала я в этой школе 5 лет. Там я вышла замуж, муж тоже был учителем школе.

В 1972 году мы приехали в Черемухово. Я хотела устроиться в школу, а мест не было. И я пошла работать в детский сад № 5. А в сад меня тянуло почему-то всегда, но тогда в Педучилище не было дошкольного отделения. А уж когда я тут поработала, я о школе и не мечтала! Мне так понравились маленькие дети и сама работа!

И работала бы я до конца жизни там, если бы сад не закрыли на ремонт в 1994 году. Посидев на льготной пенсии дома, пошла снова в детский сад кастеляншей. Но подшивать полотенца и постельное белье – никакого творчества.

А потом в начале 2000-х меня вызвали в дворовый клуб «Искра» и предложили работу заведующей. Но я человек не амбициозный, руководить – меня никогда не прельщало. А вот педагогом дополнительного образования стала работать с удовольствием. В 2008 году ушла на заслуженный отдых.

 - Известно, что кукольными феями становятся обычно, если есть швейное образование, или, увлекшись куклами, человек начинает шить с нуля. Каков Ваш путь? Кто вас учил шить? 

Никакого швейного образования у меня нет. Все идет из семьи. Мама шила. Однажды она купила пупса гуттаперчевого, достала лоскутки и стала шить. А меня посадила рядом с собой, я сидела и смотрела. Была я тогда совсем маленькой – дошкольницей. А потом, уже когда я училась в пятом классе, в школе организовали выставку детских работ. И я вдруг среди экспонатов увидела школьную форму. Что со мною было! Как это – можно сшить маленькую школьную форму? С этой школьной формы я и потеряла покой! Больше иголка из моих рук никогда не выпадала.

 - У вас, наверное, все куклы дома были обшиты? Помните свою первую кукольную модель?

 В то время куклы были неинтересные для меня – они были большие. А у меня почему-то выработался свой стандарт и свои пропорции. Мне всегда хотелось куклу вот такого роста (Л. Ф. показывает примерно 30 см). Я не могу это объяснить, но мне всегда хотелось вот такую. Наконец, когда мне было лет 12, такая куколка появилась – с накладными волосами, с длинной головой, пузатенькая, толстоногая. И купили ее не мне, а младшей сестре. А ей никакие куклы были не нужны.

И вот стала я куклу обшивать. А у нас была непроходная веранда в доме, мне ее отдали под мою мастерскую. Я там хранила кукольные наряды и делала кукле мебель. А еще у меня был младший брат, он мне сделал диван – прямо как настоящий! Со спинкой, с круглыми валиками, обтянутый тканью. А потом он мне сделал буфет, этажерку, шифоньер. И все это такой величины, к которой стремилась я.

 - Вы шьете на кукол Барби. Почему именно на них? Что такого особенного в создании одежды для Барби?

 Расскажу предысторию. Мы много лет выписывали журнал «Советский экран». Там однажды я увидела платье на Наталье Белохвостиковой – с вышитыми плечами и кокеткой. Я все бросила и сшила такое же, но маленькое. И убрала в коробку. После этого я стала смотреть модели и шить подобные. Куклы подходящей у меня не было. Эти платья ждали своего часа.

 И тут однажды прибегает Валя Курятникова и говорит: «Там такая кукла!» А в это время Ида Вильгельмовна уже ездила в Германию и привезла оттуда куклу Барби. Я потеряла дар речи. Как это – эта подсознательная мечта с раннего детства, и вот она! Я побежала домой, принесла эти платья. И что вы думаете? Они все подошли на Барби!

А первую куклу Барби я купила в Ленинграде, когда мой сын стал там учиться. Эта кукла хранится у меня до сих пор. Кукол Барби возила из Ленинграда десятками, потому что здесь их еще не было. Потом уже и здесь они появились.

 - Вы много внимания уделяете нарядам для своих красоток. Что рождается сначала – завершенный образ куклы или просто желание сделать новую вещичку?

У меня образ начинается с кусочка ткани. Я, даже проходя мимо мусорки, на которой висит выброшенная вещь, уже вижу, что из нее можно сшить. Вижу любую понравившуюся тряпочку и сразу представляю целый комплект.

 - Сколько примерно времени уходит на создание одного наряда для куклы?

 За день могу сшить три наряда, если это не платье с кринолином и трёхъярусной юбкой. А если уж ни на что не отвлекаться и не выходить из дома, то могу и четыре. Я же их подбираю ансамблями, чтобы людям самим не собирать где-то. На создание пальто или дубленки времени уходит чуть больше.

 - Вы вели кружок «Кукольный дизайн». Как он возник и откуда такое название?

 Когда я поехала устраиваться на работу в дворовый клуб, я уже знала, что кружок будет называться «Кукольный дизайн». Меня спросили, что за название такое? Я объяснила, что «дизайн» - это придумывание. Так и жил кружок много лет с этим названием.

 - Шили вещи для себя, для своих детей?

 Я сшила четыреста рубашек! Своим детям и детям воспитателей детского сада. Когда пошла мода на комбинированные рубашки, я купила такую сыну. Посмотрела на нее и думаю: «А чего тут сложного-то?» Сделала выкройки на все возраста и занималась этим параллельно с куклами.

- Где «живут» куклы: в коробках, на полках, в специальных домиках?

 Наряды «живут» в коробках, каждый вид одежды – в своей. Нарядные платья, костюмы, верхняя одежда, обувь, нижнее белье – для всего свое место.

Куклы со мной постоянно только те, которые служат моделями. Я на них примеряю одежду. Остальные у меня прибраны. Иногда достаю всех, потому что

я по ним скучаю. Но долго со мной рядом они не находятся. Мне кажется, что они за мной подглядывают, слишком много глаз! (Л. Ф. смеется)

 - Есть разница, шить для людей и для кукол?

 Конечно. На людей надо мерить, а эти же не жалуются! Кукла не скажет, что рукав тянет. Кроме того, у меня же нет образования специального, чтобы людям шить. Куклам интереснее – быстрее, результат сразу вижу, а по тряпочке в руках сразу вижу фасон.

Иногда шитье на кукол вызывает сложности из-за размеров изделий. Вот с бельем, к примеру, пришлось повозиться, пока придумала, как шить, ведь «человеческая» технология никак не подойдет. 

- Что вдохновляет на создание моделей для кукол?

 Вдохновение приходит отовсюду! Кино, выставки, коллекции дизайнеров. Чаще всего отталкиваешься от ткани, иногда просто случайно оказавшаяся рядом с отрезом ленточка выливаются в идею.

Смотрю «Модный приговор», запоминаю, что-то зарисовываю. Много придумываю сама. Люблю мелкий рисунок. Куклы маленькие и из ткани с крупным рисунком сложно придумать наряд. Вдохновляет и современная молодежная мода. Есть и рваные джинсы у моих кукол.

 - У вас много кукол Барби, а есть ли куклы, которые вам еще нравятся?

 Нет. Вот эта мечта из детства исполнилась с появлением Барби, поэтому я ее просто люблю, и умирать буду с ней. Когда взяла ее в руки первый раз и рассмотрела, была совершенно очарована личиком, лепкой и пропорциями тельца, проработкой мельчайших деталей. В моем детстве таких кукол не было. Две... три... четыре - а стайкой они еще интереснее смотрятся.

 - Мы знаем, что Вы шьете для кукол все – от купальников до пальто. Есть ли у Вас любимый стиль в кукольной одежде?

 Шью в разных стилях - кежуал, праздничный, спортивный... Но люблю строгий, деловой стиль. Отпечаток наложила профессия: учительница есть учительница!

 - Где берете материалы для одежды?

 Все мои друзья и знакомые знают, что мне принести! Поэтому недостатка в материале для шитья у меня нет.

 - Создаете ли вы для кукол, помимо одежды, какие-то аксессуары: туфли, сумки, украшения? Из чего? Делаете ли мебель и предметы интерьера?

 Шью сумочки, ремешки, шляпы. Я даже в лес хожу с ножницами. Увижу выброшенную старую дерматиновую коляску, отрезаю на ремешки. Даже старые надувные мячи идут в дело, шью из них сумочки. Срезаю со старой одежды и белья разные мелкие детали – они идут на пряжки и прочее.

 Совсем случайно начала делать мебель. Приложила как-то сигаретные коробки друг к другу, и получился диван. На предметы интерьера идут разные, иногда неожиданные вещи. Вот купила чайный набор, а подставка от него – самая настоящая вешалка для сумочек! Все в дело идет.

 - Где берете фурнитуру для кукольной одежды?

 Пуговицы – самая большая проблема для таких кукол. Раньше я вырезала пуговки из крышек от кофе. Помните, был такой кофе «Пеле»? Сейчас с фурнитурой проблем нет, все можно купить.

 - Какое количество одежды Вы создали для Барби, можете назвать хотя бы примерную цифру?

 Я, конечно, никогда не считала, сколько сшила. Я же шью комплектами - брюки, пиджак, маечка, шарф, шапочка. Поэтому сразу получается несколько вещей. Но думаю, уже не одна тысяча сшита!

 - А обувь делаете?

 Сначала делала, когда ее было очень мало. А потом ее стали продавать и теперь не делаю, покупаю. А еще я знакома с Татьяной Николаевной Шиклиной, она следит за порядком на массовых мероприятиях. Мы с ней познакомились, когда я первый раз приехала на ярмарку. Когда она увидела мои одежки, сразу за телефон схватилась: «Иришка, бегом сюда!» Прибегает вот такая вот молекула Иришка. И с этой Иришкой у нас началась дружба, она сейчас уже в институте медицинском учится. А купила она у меня тогда мужской медицинский халат. Иришка с мамой сделали мне царский подарок - пар семнадцать, наверное, обуви.

- Бывают ли у Вас провалы? Бывает, что- то так и не удается?

Я вам честно скажу: я не порчу. У меня точный глаз и точная рука. И причем я нарисовать не могу, а вырезать могу. Я брюки, думаю, выкрою с закрытыми глазами.

 - Некоторые рукодельницы охотно подрабатывают на своем хобби и продают свои изделия. Как с этим у Вас?

 Один раз в год продаю на ярмарке. Это пошло от «Искры», когда я там еще работала. Первый раз на ярмарку поехали с тем, с чем мы работали в клубе. Продали все! Потом и здесь как-то летом с лагерем выходили со столиком на улицу продавать.

Я не люблю торговлю, это не мое. Не шью на заказ. Если люди хотят что-то купить, то выбирают из готового. Люди доверяют моему вкусу, да и выбирать есть из чего. (Это точно! – примечание интервьюеров).

Есть вещи, которые я дарю. Знаете, есть дети из интерната, я им просто отдаю. Готовлю перед ярмаркой мешочек для них. Я помню, две девчонки на ярмарке подошли. А когда я этот мешочек вытащила и сказал: «Это вам», они его схватили и побежали. Может, подумали, что я отберу.

И сейчас всегда у меня коробка есть для таких детей. Вот сейчас в Питер собираюсь, приготовила коробочку для той девочки, которой мама не купит.

 - Есть ли у вас еще какие-то увлечения? Есть ли у Вас любимые точки на карте?

 Люблю посуду с детства. Собираю ее много лет. Одних чашечек у меня сорок штук!

А еще мое увлечение – колокольчики. Где-то прочитала, что колокольчик должен прозвенеть утром в квартире. У меня есть специальная палочка, которой я создаю перезвон.

Много лет я вырезала репродукции из журнала «Огонек», наклеивала их на картон и собирала в целые альбомы. Собирала фото артистов с их личными автографами.

А еще я очень люблю свою дачу.

Любимая точка на карте – Санкт-Петербург. Непостижимый и любимый город! Я первый раз в него попала в 14 лет. А потом нам сын объявил, что он учиться поедет только в Ленинград. И теперь он там живет, а я бываю два раза в год.

Такое вот получилось интервью – доброе и теплое. И чаю мы попили из чашек, которые входят в коллекцию. От всей души желаем Людмиле Федоровне всегда оставаться настоящей «кукольной феей», радовать девчонок и их мам новыми нарядами для кукол.

Беседовали Инна Фарнина и Марта Евсеева.